Телефоны: в Турции +90 (538) 322 77 70 - Бота
в Новосибирске +7 (383) 375 29 00 - Ольга
+7 913-203 51-51 - Елена
в Астане +7 (707) 555 83 55 - Эдуард
в Киеве +38 (063) 336 08 78 - Максим

Вы находитесь здесь:Главная Блог Курбан байрам в нашей семье
Четверг, 17 Октябрь 2013 07:48

Курбан байрам в нашей семье

Автор 
Оцените материал
(17 голосов)
Бота и Владимир
Бота и Владимир
Бота и Владимир
Бота и Владимир
Бота и Владимир
Бота и Владимир
Бота и Владимир
Бота и Владимир
Бота и Владимир
Бота и Владимир
Бота и Владимир

Я не могу назвать себя настоящей мусульманкой, это скорее этническая принадлежность. Я - коренная алматинка, и в нашей семье, как и в любой другой советской «ячейке общества», религиозные праздники отмечали как-то завуалированно, без помпы. В дни мусульманских праздников мы, казахи, приносили своим одноклассникам лепёшки и сладости, а русские в православные праздники угощали нас куличами, блинами и крашеными яйцами. Конечно, в нашей школе учились не только казахи и русские, были и корейцы, и уйгуры, и азербайджанцы, и немцы, и евреи, и они всегда и с удовольствием присоединялись к нашим «пиршествам», а мы к их. При этом процесс совместного поедания всяких вкусностей не был окрашен в цвет Ислама или Православия, это был вкус беззаботного детства.

Наша семья была мононациональной, но друзья и подруги моих мамы и тётушек были русскими, корейцами, уйгурами, и это не мешало им дружить и уважать друг друга. Самая близкая подруга моей мамы – тётя Надя, как вы понимаете, русская, её муж, дядя Миша – украинец. Они дружат с детсадовских времён, и мне всегда радостно видеть их вместе, слышать их заливистый смех, наблюдать за их преображением. Ведь, право слово, они превращаются в девчонок, вспоминая как тайком от подруг, с которыми оказались в одном пионерском лагере, кушали под кроватью привезённые из дома груши.

Мы, дети, никогда ни у кого не спрашивали: «Кто ты по национальности?», - тем более, нам не было никакого дела до вероисповедания. Мы просто дружили, играли, росли вместе, обогащали друг друга, сами не подозревая о том, что это наше общение закладывает в каждом из нас пресловутую «толерантность», мы и слова-то такого не знали. Нам просто было хорошо вместе, и в большой степени это происходило от того, что наше детское сознание не было захламлено вопросами межнациональной или межконфессиональной розни. Боже упаси!

Когда запрет на религию был снят, людей охватил массовый религиозный психоз, сменивший атеистические принципы. Я не могла понять: как могло случиться, что люди, жившие в одной могучей стране и, на мой взгляд, ощущавшие себя частью одного целого, так молниеносно преобразились, разобщились на почве национальностей и принадлежности к той или иной религии?

Особенно расстраивал меня тот факт, что на поверку многие из людей, вдруг ставших истинными мусульманами, оказались, мягко говоря, далеки от благочестия и того праведного образа жизни, который подразумевает Ислам. Самым поразительным и возмутительным для меня было и остаётся то, как девушки и молодые женщины, которые, мягко говоря, не особенно озабочены своим моральным обликом, по пятницам бегут в мечеть, а мужчины совмещают пятикратный намаз с употреблением спиртного, сквернословием и откровенным распутством. Конечно, не мне судить, но право на собственное мнение я имею и оно такое: я думаю, что притворяться верующим ещё более тяжкий грех, нежели атеизм.

Мой дед (отец моей мамы) совершил настоящий Хадж в Мекку. Это было в те времена, когда человеку нужно было добраться до этого священного места пешком, своим ходом. Моя мама всегда напоминает мне об этом и с неким суеверным страхом старается уберечь меня от богохульства. Но я не богохульствую, я просто не хочу присоединяться к массам людей, которые идут в мечеть ради моды, либо отдаваясь инстинкту стадности. Я верю - главное иметь Бога в сердце.

Как-то в Курбан-айт я решила принести положенную каждому мусульманину жертву. Картина, открывшаяся моим глазам, была просто ужасающей: очередь к Центральной мечети Алматы тянулась на несколько кварталов, и очередь эта состояла из сотен животных: овец, коров, быков... Конечно, были там и люди, но их было гораздо меньше, чем животных, но гораздо больше, чем я могла себе представить. Я не думала, что такое количество мусульман живет в моём родном городе, а главное, мне было как-то странно то, что этот поворот к Исламу произошёл так резко и…массово. Разгадка была простой - в этот Курбан-айт Центральную мечеть Алматы посетил Президент - Нурсултан Назарбаев... Тут, как говорится, без комментариев.

Я простояла в очереди несколько часов, и когда, наконец, пришло моё время зайти в небольшое строение, в котором происходил обряд заклания жертвенных животных, мне стало дурно. И эта дурнота не была связана с жалостью к несчастным овечкам, отнюдь. Мне стало плохо от зрелища "правоверных мусульман", которые яростно ссорились из-за того, чья сейчас очередь и кому какую часть туши отдать... Пусть простит меня Всевышний, но в тот день я решила никогда больше не участвовать в этом сумасшествии...

Должна сказать, такая картина характерна не только для мусульман. В православной религии, на мой взгляд, не лучше, то же массовое ликование в праздники и откровенное игнорирование многих библейских заповедей в повседневной жизни.

В принципе, все мои рассуждения никак не связаны с религией вообще, я об её истинности, о том, что до тех пор, пока мы не поверим по-настоящему в Христа, Будду, Аллаха, пока не начнём поступать согласно канонам выбранной религии, пока не научимся понимать Священные книги, мы не можем называть себя мусульманами, православными, буддистами…

В свою парижскую поездку я совершила одну важную вещь – посетила Собор Парижской Богоматери. Я думаю, что каждый, кто бывал в этом городе не смог пройти мимо столь величественного строения, воспетого Виктором Гюго и любимого всеми без исключения парижанами. Мне очень повезло, я попала в Собор как раз в то время, когда в нём шла католическая месса. Признаюсь, что в тот момент, когда я входила в этот зал, я не подозревала об этом, меня вело чистое любопытство. Однако, приглядевшись внимательней, я поняла, что вот-вот начнётся служба и потому, чтобы не нарушать ход событий, я присела на ближайшую лавку. Как оказалось, в католическом соборе для молящихся предусмотрены места, напоминающие школьные парты: скамья и небольшой столик перед ней. Я была очень взволнована и поначалу даже не обратила внимания, что на скамье рядом со мной сидит молодой француз. На мой потерянный взгляд он ответил приветливой улыбкой. Началась месса, где-то далеко впереди на амвоне появился католический священнослужитель и начал службу. Не знаю, как долго она продолжалась. Я не заметила ход времени потому, что невольно присоединилась к присутствующим и стала мысленно молиться, более того, царившая в зале атмосфера, музыка, голоса ввели меня в состояние транса! В какой-то момент интонации поющего хора и ведшего службу священнослужителя изменились, а все находившиеся в зале люди поднялись со своих мест и громко запели «Алиллуйя!» В этот момент, подскочив вместе с окружающими и придя в себя, я поняла что плачу! И ещё – я присоединилась к общему хору и тоже запела «Аллилуйя!»…

Я выходила из Собора Парижской Богоматери с ощущением лёгкости, успокоенности, умиротворенности. Я словно бы испила воды из источника Жизни. И долго-долго после в моей голове звучало это: «Аллилуйя!» Спустя вот уже 7 лет я помню искренность, любовь к Богу, которые излучали обращённые к амвону глаза французов…

Что-то подобное по внутренним ощущениям произошло со мной в мечети Султана Бейбарса в Каире. Не уверена, что об этом знают многие, потому уточню: в Каире есть мечеть, которую в XIII веке построил Султан Бейбарс. Конечно, за прошедшие 7 столетий от неё остались практически руины, но зная о том, что Правительством Казахстана было выделено порядка 5 млн. долларов на её реконструкцию, я не могла не увидеть сие строение своими глазами.

Я предполагала, что поскольку мечеть реконструируется, помолиться нам не удастся, но я ошиблась – мечеть действовала. Трудно передать мои ощущения. Меня охватило волнение, я ясно почувствовала святость этого места, хотя, насколько мне известно, эта мечеть не является для мусульман святыней. Мой душевный трепет возник ещё от понимания того, что этот, прошедший испытание временем храм, построил человек, живший в рабстве и ставший впоследствии султаном мамлюков. Кроме того, султан Бейбарс был кипчаком, а значит мы с ним одной крови. И ещё меня переполняла гордость за свою Родину, ведь восстановительные работы ведутся на наши, казахстанские деньги. Смешанные чувства, да, согласна, но я снова плакала…

Для многих из тех россиян, которые планируют, мечтают, думают о переезде в Турцию, вопрос религии стоит остро. Практически каждый из тех, кто обращается к нам с вопросами, опасается именно того, что им будет трудно в мусульманской стране. Напуганные взрывами в метро, уверенные в том, что смысл жизни каждого мусульманина - убить неверного, испытывающие страх перед женщинами, с головы до ног закутанными в хиджаб, люди зачастую не способны услышать здравых аргументов. Например, аргументов о том, что в Исламе существует большое количество различных течений, в том числе радикальных, и потому нельзя всех мерить одним мерилом. Или о том, что классический Ислам, как и все основные мировые религии, призывает людей к терпимости, уважению к людям и почитанию родителей. Или о том, что правоверный мусульманин перед молитвой обязан совершить ритуал омовения, а молится настоящий мусульманин пять раз в день!

Володя в первый год нашей жизни в Турции всё удивлялся: «Где же воинственные османы?», -думаю, где-то в глубине души он испытывал тревогу из-за своего немусульманского происхождения. Но жизнь в этой стране рассеяла все его тревоги. Турки, в самом деле, терпимы к людям, они приветливы, смешливы и любят пошутить, они с большим уважением относятся к старшим и очень любят детей, чтут семейные традиции и главное, выступают против исламизации страны. В этом я убедилась, побывав в этом году на площади Таксим в Стамбуле. Безусловно, турецкое общество весьма и весьма разношёрстное. В некоторых семьях, например, даже девочки школьного возраста носят тюрбан (платок), а некоторые женщины остригают волосы, носят мини юбки, курят.

Вчера, совершенно случайно мы встретили на одной из улочек Алании свою знакомую – продвинутую пенсионерку Татьяну Алексеевну. Она рассказала нам о том, как побывала вместе с братом в мечети в Манавгате в день Курбан-байрама. Главные её восторги были связаны с тем, что никто не озаботился фактом присутствия в мечети не мусульман, все продолжали спокойно молиться. Я думаю, это говорит о многом, и эта терпимость вполне объяснима. Ведь, если задуматься, понимаешь, что эти люди, в отличие от нас, ВСЕГДА верили в бога, они НИКОГДА не бросали в тюрьмы священнослужителей, не переплавляли колокола и не отказывались от своей веры. Они ВСЕГДА живут с богом в душе. Для них не воровать, не употреблять спиртного, не осквернять себя скупостью и расточительством такая же норма жизни, как для нас чистить зубы. Хотя зубы турки тоже чистят. «Не приближайтесь к мерзким поступкам – ни к очевидным, ни к сокрытым», - гласит Коран. Этим, на мой взгляд, тоже многое сказано.

«Бота, а ты мусульманка?» - этот вопрос был одним из первых, который задала мне Володина мама в день нашего знакомства. На мой утвердительный ответ она сказала: «Я так боюсь мусульман». И этим тоже очень многое сказано. Мы настолько не умеем, не привыкли жить в обществе, где каноны религии (неважно какой) являются жизненными принципами, что нам порой легче принять за истину вырванные из контекста слова, чьи-то рассказы, поступки религиозных фанатиков, чем разобраться, подумать, обратиться к литературе.

Я – далеко не знаток Ислама, более того, я никогда не читала Коран и не соблюдала мусульманский пост. Я не ношу, как большинство живущих в Алании женщин, головной убор (кроме банданы), употребляю спиртные напитки и, иногда обижаюсь на людей, но я очень рада, что моя свекровь, познакомившись со мной, узнала немного больше о мусульманах. Пусть даже таких неправильных, как я. Я очень рада, что мой муж, переехав жить в Турцию узнал, каково это жить в обществе, в котором не пьют, не сквернословят, не «кидают». Здесь, в Турции мы увидели, почувствовали, поняли, каково это жить в обществе истинно, по-настоящему верующих людей. И нам это очень понравилось!

Сейчас идет один из самых больших мусульманских праздников – Курбан-байрам. Здесь, в Турции, народ будет отдыхать аж до 20-го октября. Повсюду слышен смех, люди, принарядившись, идут в мечеть, приносят положенную жертву, ходят в гости и радуются. Турки с пиететом смотрели вчера на Володю, который всюду, где мы побывали, поздравлял их: «Ийи байрамлар!», - что в переводе: «Хороших вам праздников!» Я, кстати, тоже присоединялась и сейчас, пользуясь случаем, поздравляю всех мусульман с праздником! Курбан айт кутты болсын! Бакыт, береке акелсын! Аман болайык!

Думаю, что этим наше с Володей празднование Курбан-байрама и ограничится. Все наши друзья сейчас за пределами Турции или за пределами Алании, в гости приглашать некого, жаль. Вчера прибегали соседские детишки, они обычно приходят, как бы колядуют, но наши собачки, заслышав голоса, выскочили из дома с лаем, и детвора разбежалась. Тоже жаль.

Вообще, мы с Володей особенно никаких религиозных праздников не отмечаем. Конечно, отдавая дань уважения своим родственникам и друзьям, мы звоним мамам в православные и мусульманские праздники, а также в Дни рождения, Дни ангела, Дни медика, и прочие красные дни календаря. Иногда по пятницам я жарю казахские лепёшки, а в Масленицу – блины, но мы совсем не религиозны. Возможно, когда-нибудь, и я стану пять раз в день читать намаз и перестану время от времени говорить всякие нехорошие слова. Может быть, мы с Володей покрестимся и обвенчаемся, чтобы в следующей жизни тоже быть вместе. Не исключено также, что мы оба станем буддистами. Как знать, пути господни неисповедимы, да и не хочется смешить бога своими планами. Важно то, что происходит с нами сейчас.

А сейчас каждый день перед сном я произношу единственную молитву, которую знаю и которой научила меня моя бабушка: «Бисмиллах-иррахман-иррахим лайлакум алла мухаммад расул улла». Затем, обращаясь к Богу то по-казахски, то по-русски, я прошу у него прощения за то плохое, что сделала, благодарю за то хорошее, что он дал мне. Молю его о здоровье и счастье своих родных и близких, прошу у Бога сил и здоровья для себя, обнимаю своего любимого, православного, но некрещённого мужа и засыпаю, с тем, чтобы проснувшись утром продолжить свою турецкую жизнь.

А жизнь – она такая, в ней есть место и для радостей, и для горестей, и для открытий, и для сомнений, и для грехов, и для покаяния. Придёт время – отвечу перед Богом за все свои прегрешения. Аминь!

Ещё раз с праздником!

Прочитано 5591 раз
Оцените материал
(17 голосов)
Другие материалы в этой категории: « Друзья возвращаются Луч солнца золотого »